Весь бизнес — за госсчет

Весь бизнес — за госсчет

Басманный суд Москвы на заседании 23 марта арестовал бизнесмена, экс-сенатора и главу компании «Биотэк» Бориса Шпигеля по делу губернатора Пензенской области Ивана Белозерцева. Шпигель арестован на два месяца – до 20 мая 2021 года, сообщает Интерфакс.

По мнению ряда экспертов рынка медикаментов и медоборудования, главу «Биотек» Шпигеля арестовали потому, что он самым диким образом решился нажиться на ковид-пандемии. А губернатор, по их же впечатлению, пошел как бы довеском.

Политологи обращают внимание на тот факт, что губернатора, избранного аж 78% голосов, о чем «Советская Россия» рассказывала неделю назад, взяли, и что характерно, никто из голосовавших за Белозерцева на улицу не вышел, потому что именно такая особенность есть у нарисованных избирателей. Нарисованные избиратели на улицу не выходят.

Дело, впрочем, не в Белозерцеве, а в Борисе Шпигеле, потому что это величины несравнимые. Белозерцев – рядовой представитель «расстрельной» ныне профессии – губернатор. Как подсчитали те же остроумные политтехнологи, вероятность посадки губернатора уже 8,8%, что очень высоко. Опаснейшая профессия! Но вот Шпигель – это… Березовский от фармацевтики.

По повадкам, по масштабу это динозавр из 90-х, замечательно встроившийся в систему, решала с огромными связями и еще большими понтами, коллекционер, владелец огромной библиотеки и тапочек, на одной из которых написано «всегда», а на другой «прав». 

В начале 2000-х Шпигель гремел. Когда российский фармрынок был еще в сравнительно диком состоянии, не было, пожалуй, фармкомпании влиятельней, чем «Биотек». Заводы его не представляют интереса, и ноу-хау Шпигеля было посредничество. Именно при его неоценимом посредничестве выходили на рынок зарубежные препараты. А если он не «посредничал» – могли и не выйти.

Спецэкспортеры в 1990-х вывозили за советские рубли алюминий и медь, продавали на Западе с тысячекратной наценкой и на эти жили. Шпигель выполнял ту же роль, только в импорте лекарств. Он был, если угодно, «специмпортер». Если западный фармгигант хотел выйти на российский рынок, ему было проще всего прибегнуть к помощи Шпигеля.

Подробности этого сотрудничества стали предметом расследования американской Комиссии по ценным бумагам (SEC). В 2016 году SEC влепила фармкомпании Teva $520 млн штрафа за коррупцию. В числе прочего они описывали взаимодействие Teva c неким неназванным высокопоставленным россиянином, который с 2003 по март 2013 года был сенатором и зампредом комитета Совета Федерации. Этот сенатор помог Teva включить ее «Копаксон» (препарат от рассеянного склероза) в госпрограмму «7 нозологий» и получить уверения в том, что конкуренты «Копаксона» не будут Минздравом зарегистрированы, а в обмен получил статус дистрибьютора и скидки. Сенатором с 2003 по 2013 год был Шпигель. 

После 2010 года был взят курс на импортозамещение, государство запретило покупать у иностранцев лекарства, если на конкурс представлены два отечественных аналога. Тогда же появились в России и настоящие дистрибьюторы, то есть те, кто занят чисто логистическим бизнесом по доставке товара максимально комфортным способом по максимально низкой цене. Шпигель на этом фоне смотрелся бледно.

Хотя федеральные чиновники по-прежнему и консультировались с ним по вопросам фармацевтики. Именно он, как сейчас уже достоверно известно, выступал лоббистом по вопросу о маркировке лекарств, которая чуть не привела к коллапсу фармрынок. В 2019-м среди поставщиков лекарств «Биотек» занимал 12-е место с жалкими 2,2% от всего российского рынка.

Шпигелю оставались разные мелочи вроде Пензенской области, где его позиции были традиционно сильны. «Все на рынке знали: Пенза – это Шпигель, Шпигель – это Пенза», – утверждают эксперты рынка медпрепаратов.

Но тут случился ковид! Если вспомнить самое начало, то в прошлом году в России было разрешено делать ковидные тесты исключительно выпускаемым государственным новосибирским «Вектором». Но его мощностей для массового их производства просто не было. Попытка ввести госмонополию на тесты и маски была обречена, и первыми, кто ее разрушил, были медицинские лоббисты.

Ковид и Шпигель были, наверное, созданы друг для друга. Московские власти плюнули на монополию, закупив сотни тысяч нидерландских тестов. Потом оказалось, что тесты не нидерландские, а китайские, что их надежность ничтожна, что по всей Европе от них отказываются и что отпускная их цена в Китае – около 400 руб., а российский посредник «Биотек» поставлял эти тесты за 2 тыс. Оборот компании вырос на 102%. 89% из которого составляли госзаказы.

А потом, когда прошел год, те самые чиновники, которые не смогли удержать монополию над масками, противочумными костюмами и тестами, стали патриотами и государственниками, требуя разобраться с теми, кто нажился на людском горе.

Шпигеля «приняли» в ночь на 21 марта прямо в аэропорту: он прилетел из Израиля. Встречали миллиардера не юноши-помощники, а немногословные правоохранители. Его доставили в изолятор временного содержания на Петровке, 38, и он якобы потерял сознание. Ему дважды вызывали скорую помощь. Утром к Шпигелю прибыли представители Общественной наблюдательной комиссии (ОНК), которым он заявил, что в Израиле «лечился, но не прошёл всей необходимой терапии. Вернулся, чтобы здесь продолжить«. Стонал: «Я не жилец. Помогите с этапированием. У меня клаустрофобия. На суд меня сегодня повезут в автозаке в клетке. Можно, чтобы без нее? Мне очень тяжело. Но, несмотря на всё это, я не признаю вины». Потом арестовали его жену Евгению. Именно она числится владелицей группы компаний «Биотэк» (ей принадлежит напрямую 77% в уставном капитале, ещё 23% – через АО «Межрегиональная фармацевтическая производственно-дистрибьюторская корпорация «Биотэк») и входящего в его состав ОАО «Фармация». Супруга Шпигеля – постоянный участник списка «Форбс» богатейших женщин России. Суд удовлетворил ходатайство следователя и избрал ей меру пресечения в виде заключения под стражу сроком до 20 мая. Потом – его директора Антона Колоскова. Потом водителя представительства Пензенской области Геннадия Маркова. 

68-летний Борис Исаакович Шпигель – фармацевтический король, уважаемый деятель мирового еврейства, разносторонний лоббист, экс-член Совета Федерации и бывший тесть «звезды российской эстрады» Баскова. 

У тех, кто хорошо знаком с биографией председателя совета директоров ГК «Биотэк», сочувствовать как-то не получается. Вспоминают о паленой североосетинской водке – причине смерти множества русских людей. Но якобы именно эта водка – источник начального капитала для крутого фармбизнеса. 

Сам бизнесмен всегда и везде жаловался на здоровье. «У Шпигеля имелась одна яркая отличительная черта – он постоянно опасался за свое здоровье. Это выражалось в том, что Шпигель много пользовался услугами медиков и даже в поездки возил за собой врачей, которые контролировали его состояние: измеряли давление, осматривали, давали рекомендации по питанию», – отмечает издание «Столица С».

Публицист Эдуард Биров пишет: «Шпигель – а именно он в деле главная фигура, губернатора пристегнули к нему, он из нуворишей 90-х, бывший комсомолец, севший на фармацевтическую жилу и вписавшийся как в дикий рынок, так и в цивилизованную вертикаль. Но главное – Шпигель давно уже является значимым деятелем Конгресса еврейских религиозных общин и организаций России, потом глава Всемирного конгресса русскоязычного еврейства. Таких ребят не берут без политических санкций. И в последние годы на фоне отличных отношений с Израилем считалось, что они неприкосновенны (Фридман, Авен и пр.), а проблемы с ними решаются на основе взаимных договоренностей. Дело Шпигеля все эти домыслы перечеркивают. Следует внимательно последить за реакцией сионистских организаций – начнут ли активно заступаться за него или нет. От этого может зависеть многое далеко не только в этом деле».

Телеграмм-канал «Тот самый Олень» придерживается иной версии: «Каких только побочных смыслов про арест губернатора Белозерцева не набросили всевозможные «особо посвященные» инсайдеры и политолухи – и передел в «Единой России», и удар по Володину, и новый губернаторопад. В реальности экономики в деле Белозерцева больше, чем политики, а основной мишенью силовиков был вовсе не губернатор, а глава фармацевтического холдинга «Биотэк» Борис Шпигель.

В начале года стартовал большой передел в области триллионного рынка фармы – не забывайте, что коронавирус это самый прибыльный бизнес-проект года. Шутка ли, только за 2020 год холдинг «Биотэк» отгрузил в регионы коронавирусных препаратов на 45 миллиардов рублей, и стал мешаться под ногами у других крупных игроков. «Нищий» губернатор Белозерцев со своими 30 миллионами взятки и Мерседесом тут лишь актёр второго плана и побочное звено, и нужен в сюжете лишь для того, чтобы отвлечь внимание от основного бенефициара и реальной сути дела, добавив политической мишуры. В начале года у Шпигеля возник конфликт по поводу коронавирусных закупок с участником ТОП 100 Forbes и королём фармацевтического госзаказа «Фармстандартом». Поэтому стоит напрячься тем, кто имел дело со Шпигелем. Крупнейшие закупщики «Биотэка» – Минздрав России, региональные минздравы (Краснодарский край, Пермский край, Москва), региональные «Фармации» (Крым, Воронежская область, Севастополь) и крупные национальные клиники (хирургический центр Пирогова). Если Шпигель заговорит, то мало никому не покажется».

Шпигеля вынесли из зала суда на носилках и поместили в карету скорой помощи. «Еле откачали: Шпигеля вынесли из зала суда. Самостоятельно дойти до скорой он не смог», – бьёт в набат портал израильского русскоязычного 9-го канала, назвавший болезного «одним из самых известных евреев России». 

Судя по тому, что сейчас разворачивается вокруг ареста Шпигеля и Белозерцева, нас в обозримом будущем ждем немало любопытнейших открытий…

Анатолий ТАРАСОВ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *