Почему государство бьет по сфере услуг

Почему государство бьет по сфере услуг

Может возникнуть вопрос: а почему уже год именно общепит за всех платит? Почему именно ему назначили капиталистический субботник за свой счет в деле борьбы с коронавирусом?

Метро, самолеты, поезда, офисы, стройки, сборочные конвейеры, целые кварталы, набитые бессмысленными госслужащими, — все это, с очень коротким перерывом в апреле–мае прошлого года, работало как работает. Но каждая волна вируса влечет репрессии именно к сфере услуг. Это уже настолько привычно, что воспринимается стандартом: чуть что — закрывай бары.

Тут есть ответ. Репрессии к сфере услуг растут из того же корня, что ее успех.

Главная причина того, что сфера услуг, по крайней мере в крупных городах, в первую очередь — в Москве и Питере, как минимум не уступает, а где-то и сильно превосходит мировые столицы, невероятного расцвета ресторанов, баров, кофеен, гастропабов, барбершопов, клубов на любой вкус, — вся эта сфера никогда не была интересна государству.

Это, равно как русский IT в 90-00-х, ответ на вопрос: что может сделать русский человек, если его перманентно не унижать, не бить по рукам, не отбирать собственность и не гнать в ГУЛАГ.

Мне кажется, что на пальцах одной руки поместятся города, которые в состоянии конкурировать с Москвой и Питером по концентрации самого изощренного досуга, самой нишевой культуры, самой интересной еды и выпивки на квадратный метр городской площади.

Причем развивалось это все с бешеной скоростью прямо у нас на глазах. Сегодня уже недостаточно просто вкусно кормить, в прожарку стейка уже все давно попадают точно, с соусом для «Цезаря» тоже все давно разобрались, тартар из говядины и оленину под брусничным соусом с чипсами из утиной кожи скоро в «Макдональдсе» начнут подавать. Надо прям извернуться, вытянуться в струну и пройти колесом, чтобы тебя хоть кто-то заметил — на фоне двух десятков таких же очень хороших заведений, открывшихся в тот же день.

Культовые заведения нулевых, куда все стремились притащить иностранца, вроде того же Пушкина, сегодня выглядят просто дорогостоящими столовками.

Все просто потому, что эта мышиная возня нафиг не нужна серьезным государственным людям. Весь этот бизнес по персональному целованию клиента в правую ягодицу — очень сложный, там очень мало денег, очень много работы и бешеная конкуренция, прожить хотя бы пятилетку в которой — большой успех.

Государство понимает, что такое нефть и газ, что такое промышленность, что такое крупный банк, массовый розничный ритейл, теперь уже, к сожалению, понимает, и что такое телекоммуникации.

Бутик-отель, барбершоп, стендап-клуб, гастробар — это все идет по разряду мелкой спекуляции, отношение к которой лежит в диапазоне от потребительского, призванного обслуживать начальство, до безразличного и презрительного. От которого сильно больше визгу (просьб, жалоб, требований, нытья), чем шерсти (это вам не «Сбер», который одним налогом на прибыль едва не десятую часть московского бюджета формирует).

Именно такое положение вещей обеспечило сфере услуг настолько невероятный успех. Потому что она находится далеко за пределами радаров серьезных людей и эффективных менеджеров, занятых борьбой за первенство в поставке труб для очередного потока вникуда или дележом подрядов на реновацию.

Обратная же сторона того явления, что обеспечило успех, — их никому не жалко. Можно безвредно, но показательно громить, не задевая интересов никаких значимых лиц.

Потому будут работать отделения и офисы «Сбера», «Альфы» и ВТБ, сборочные линии КамАЗа и ГАЗа, будут идти стройки и летать битком набитая «Победа», ездить поезда РЖД, идти предоплаченные городские мероприятия, потому что подрядчики «Алых парусов» — кого надо подрядчики.

А за общепит на очередном форуме скажет только хозяйка «Андерсона» Татулова, вес слов которой в реальном мире не стал бы ниже, если спикера накачать гелием.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.